Государственный стандарт жизни

 

В 2014 году государство отказалось от 15 тысяч ГОСТов, взяв курс на введение международных ISO. Спустя три года Кабинет министров Украины и вовсе отменил обязательное применение национальных стандартов, в соответствии с Законом «О стандартизации» заменяя их европейскими. Для промышленности это означало тектонические сдвиги. То есть вся индустрия должна перейти на новые нормы производства, изменить технологические линии и требования к менеджменту и продукции. Формально стандарты добровольны. Но есть одно «но». Те, кто не готов к соблюдению новых условий, могут рассчитывать только на внутренний рынок, остальным же приходится немедленно переоборудовать производство, вложив в него значительные средства.

Данный процесс порождает неравную конкуренцию со стороны западных фирм, уже работающих по стандартам, которые нам предстоит внедрить. В свою очередь, внедрение ISO открывает украинский рынок для зарубежных фирм, которые не должны более ориентироваться на украинские нормы и ГОСТы, которые были во многих вопросах (в первую очередь, качества продуктов питания, использования химии и ГМО) гораздо жестче ISO.

Такой подход стал еще одной причиной деградации украинской промышленности. Ситуацию могли бы исправить гарантии финансовой поддержки для компенсации потерь от перехода на новые стандарты. Только нам никто не говорит о том, во сколько обойдется промышленности переход на стандарты ISO, IEEE‎, IEC‎, IFS, IFRS. Такой цифры просто не существует. ISO — это свыше 19 тысяч документов разной направленности и объема, изучить которые должна армия специалистов, которых попросту не хватает. Это бумажный ком, который накрыл уже не одно экспортно ориентированное предприятие.

В результате мы получаем не евроинтеграцию, а обратный процесс. Западные фирмы приобретают возможность войти на наш рынок, а наш бизнес выйти на европейский рынок практически не может. Дело не только в деньгах, но и государственной политике, ориентированной на преференции для мировых концернов, лоббирующих свои интересы.
Украинские версии стандартов типа ДСТУ ISO 9001:2009 в практике международной торговли являются не более чем указаниями национальным производителям и не являются официальным документом, признаваемым в мире. Украинский бизнесмен, сделав что-либо по этому стандарту, часто вынужден переделывать процесс производства в соответствии с официальной, английской версией документа.

Фактически всю технологическую документацию предприятий надо перевести на английский язык. И хотя русский является официальным языком ISO, это не панацея. Зарубежные заказчики не доверяют национальным переводам ISO 9001, сделанным в постсоветских странах, и это отношение распространяется на выданные по ним сертификаты. То есть потратив массу времени на приведение производства в соответствие с украинской версией ISO, вы совсем не обязательно получите признание в Европе. И вынуждены будете повторить этот путь под руководством западного консультанта-аудитора.

Такой путь очень тяжел даже для промышленных гигантов, а для мелкого и среднего бизнеса просто невозможен.

Европа решает подобную проблему субсидиями и программами со специальным финансированием, нацеленным на то, чтобы привести технологические процессы в соответствие с ISO, но Украина себя такими «мелочами» не обременила. Коренное же отличие ГОСТов от ISO заключалось в том, что ГОСТ был единым стандартом качества вне зависимости от территории. То есть «колбаса докторская» была примерно одинакова по качеству в Киеве, Душанбе, Минске или Львове. В Европе же, следующей стандартизации ISO по существующим правилам Евросоюза, компании — производители продуктов имеют законное право менять состав продукции в зависимости от места продажи. Это уже привело к тому, что пять стран Восточной Европы — Венгрия, Чехия, Польша, Словакия и Болгария — обвинили руководство ЕС в «пищевом апартеиде» после того, как в результате сравнительной экспертизы выяснилось, что одни и те же продукты питания в западных и восточных странах ЕС серьезно отличаются друг от друга по составу и вкусовым качествам. Нас же интересует, чтобы в нашей стране обеспечивалась гарантия качества. Если речь о масле, например, то покупатель должен быть уверен, что его сделали из нормального молока, без синтетических добавок и прочих примесей. Для этого, в свою очередь, нужно, чтобы корова ела натуральные корма, которые изготовили из продуктов растениеводства, выросших на незагрязненной почве и чистых удобрениях. Сюда нужно добавить еще и качество воды, очистку коровника и нормальные условия дойки скота, температурный режим и сроки транспортировки. Очевидно, что с отказом от необходимости соблюдения ГОСТов это маловероятно.

ГОСТ — это не просто стандарты. По большому счету, это система обеспечения качества жизни и часть социального договора. Они же обеспечивают веру людей в то, что государство способно защитить своих граждан от опасных воздействий и произвола производителей, стремящихся заменить дорогие, но качественные компоненты товара более дешевыми, но некачественными аналогами. Отказ от ГОСТов означает потерю доверия граждан к государству. Наши производители, понимая значение знака ГОСТ, до сих пор используют его в рекламе своей продукции, размещая эту надпись на этикетках. Узнаваемый знак качества работает как рекламный трюк, ведь на практике нормы ГОСТов никто соблюдать и не собирается. Если внимательнее приглядеться к этикетке, то все эти продукты выпущены в соответствии с ТУ или же вообще без необходимых стандартов, сертификатов и не подвергались системе проверок. Это попросту обман, и такое положение недопустимо.

 

НАШИ РЕШЕНИЯ:

  • ISO и ГОСТы должны существовать одновременно, ориентируясь на разные группы потребителей и разные рынки сбыта;
  • Обеспечить вхождение Украины в International Accreditation Forum для того, чтобы особенности Украины и разработки наших ученых учитывались при корректировке стандартов;
  • Создать независимую украинскую систему качества, стоящую принципе, что защита жизни и здоровья граждан является главной заботой государства;
  • Внедрить беспрерывную горизонтальную систему проверки и сертификации качества товаров на всей цепочке производства продукции;
  • Вернуть уголовную ответственность за несоблюдение ГОСТа и запрет на реализацию продукции, не отвечающей национальному стандарту.